История театра

Московский театр глухих
Н.ЧАУШЬЯН

В начале XX века по инициативе глухих лидеров организовывались коллективные встречи с чаепитием, с обсуждением новостей; танцевальные вечера, пикники, лыжные прогулки, любительские спектакли. Вечера и любительских спектакли часто носили благотворительный характер, причем для их проведения надо было каждый раз просить специальное разрешение градоначальника [28].

Эти традиции сохранились и после революции. В двадцатых годах в Москве было два клуба глухонемых. Один - в Уланском переулке, 23 (дом не сохранился, на его месте новостройка) посещался почтенными людьми в сюртуках и галстуках “бабочкой”. Другой - комсомольский клуб на Большой Калужской, 4, (дом также не сохранился, на его месте теперь здание Института стали и сплавов).
Первый славился тем, что главными мероприятиями этого клуба были театральные постановки. Не все участники этого драмкружка были одинаково развиты. Выпускники Арнольдо-Третьяковского или Петербургского училищ были грамотные и даже могли говорить. Большинство же были знакомы только с азами грамоты. Руководил кружком Мамикон Манукович Казанянц. Именно благодаря ему, его фанатичной преданности и любви к искусству сцены, которой он “заразил” многих глухих, начал рождаться драматический кружок. До революции он был актером немого кино и специфику кино перенес на сцену.
А потом в клуб пришел Василий Борисович Зворыкин. Он родился в семье известного художника, закончил Арнольдо-Третьяковское училище в Москве, затем три года проучился в Строгановском художественном училище. Из-за любви к театру он ушел из училища. Стройный, молодой, всегда подтянутый, спокойный и корректный, он словно обладал магнетической силой. Вокруг него быстро образовалась группа молодежи. Предложенный им классический репертуар отвечал духовным запросам актеров и зрителей. Спектакли проходили в обоих клубах.
С 1919 по 1953 год Василий Зворыкин непрерывно участвовал в театральном самодеятельном творчестве и как артист, и как режиссер. Успех драмкружка, благодаря талантливым артистам В.Б.Зворыкину, Е.Н. Минасовой, К.П. Антипову, А.В. Мотылеву, К.П. Короткову и другим, превзошел все ожидания, и Московский Отдел народного образования (МОНО) взял артистов на свой бюджет. Кружок стал функционировать как профессиональный театр, входил в систему Наркомпроса и в 1920 году стал называться “Московский театр глухонемых”.
В 1923 году государственные театрально-зрелищные предприятия перевели на хозрасчет, и МТГ реорганизовали. МОНО перестал отпускать средства, и театр в 1924 году пришлось закрыть. Бывшие артисты МТГ не пали духом и, перейдя на другую работу, по-прежнему все свободное время отдавали театру.
Кружковцы добились предоставления им другого помещения, под любительский театр. Им предоставили бывший ресторан “Слава” на улице Большая Лубянка, 26.
В кружок влилась большая группа молодежи: М.М. Шкитин, З.Васильева, В.А.Волошинов, И.А.Габова, И.Компанец, И.И. Шершаков и другие.
Существование театра доказало способности глухих, обратило на них внимание общественности и способствовало дальнейшему развитию художественной самодеятельности не только в Москве, но и в провинции.
Евгения Николаевна Минасова(1898 - 1988) родилась в Одессе в семье драматической актрисы. Детство провела за кулисами театров, где работала мать. В восемь лет - скарлатина и последовавшая за ней полная глухота. Окончила Петербургское училище для глухонемых. В Москву приехала в 1919 году на заработки. Мечта о сцене привела ее в кружок Казазянц, именно отсюда начался ее путь в театральное искусство, любовь к которому она пронесла через жизнь. Именно Минасова очень много сделала для того, чтобы театральное искусство стало доступным для глухих. Когда в 1958 году организовали театральную студию, педагогом по жестовой речи назначили Минасову. На этом посту Евгения Николаевна оставалась до конца своих дней.
Из воспоминаний Е.Н.Минасовой:
“Первый любительский драмкружок не имел сцены. Просто один конец зала был отгорожен занавесом. Посредине сцены громоздилась огромная суфлерская будка, в которой сидел “суфлер” Казанянц и оглушительно грохал молотком, направляя и подсказывая одному или другому артисту текст, мизансцены, вход и уход. От грохота люди нервничали, путались, забывали, что надо делать, были очень недовольны “молотковым” методом. Один мальчишка, не выдержав бьющего по нервам после долгого трудового дня стука, выбежал на середину сцены и завопил: “Ухожу из театра, не хочу больше работать под буханье молотка,” а потом, когда успокоился, плакал, просил прощенья.
Директором драмколлектива ( на Большой Лубянке) назначили П.А. Савельева (1890-1975) - будущего первого председателя Всероссийского объединения глухонемых, человека, благодаря которому у нас в России есть профессиональный театр глухих, человека, который мечту сумел сделать явью. Режиссером стал В.Б.Зворыкин. Было тяжелое время - страна переживала кризис.
Урезанный паек хлеба, суп из воблы, сахарин. Но в памяти артистов навечно осталась огромная радость, когда они впервые перешагнули порог помещения на Большой Лубянке. От ресторана осталось только название, а само помещение представляло собой мусорную свалку. И они засучив рукава, мыли, скребли, пилили – по плечи в щебне, глине, пыли. Постоянно хотелось есть, редко у кого оказывался кусок черного хлеба, крошечный кусок сахару, кружка морковного чаю.
Московский отдел народного образования дал официальное разрешение на эксплуатацию помещения и открытие драмкружка. Савельев обратился к Н.К. Крупской, М.И.Калинину с просьбой, чтобы драмкружку от МОНО была выделена субсидия на приобретение реквизита, талонов на питание, на пошив костюмов и прочее. Был создан местком, который старался облегчить положение актеров и рабочих сцены. Репертуар стал более содержательным: отрывки из произведений Пушкина, Островского, Гоголя. Помещения не отапливали, репетировались в пальто, обогревались печкой-буржуйкой, кипятком. Однажды мимо окон помещения прошел немецкий кинорежиссер Эрвин Пискатор, заглянув в окно, он вошел и просидел весь спектакль (“Коварство и любовь” по Шиллеру) от начала до конца. После спектакля он познакомился с актерами, поздравил с успехом и написал отзыв: “Попал на спектакль “Коварство и любовь” Шиллера. Спектакль в исполнении коллектива глухонемых произвел на меня незабываемое впечатление. Герои великого Шиллера ожили на сцене. Необычайная мимика глухонемых, мастерство и пластичность жеста заставляют нас, слышащих, учиться у них...”.
Не все было гладко, случались и сомнения, огорчения, поиски нового, споры по поводу того, как говорить со сцены. Велись долгие дебаты - каким быть театру? Артисты решили, что на одном жестовом языке далеко не уедут, сопровождение жестов артикуляцией необходимо, т.к. это поможет глухому зрителю понимать смысл литературного произведения, а актерам - пополнять свой словарный запас. Путь к этому был очень труден, но позже это позволило включить в репертуар более сложные произведения Шекспира, Шиллера, Гоголя и других писателей. Самый серьезный недостаток в то время - бессистемная работа над спектаклем. Играли, как могли, по своим способностям и внутреннему чувству. Система великого мастера-художника К.С.Станиславского им еще не была знакома.
1924 - 1928 годы... Жить стало легче. Центральное правление ВОГ было заинтересовано в драматическом коллективе, они уже стали выезжать в города Советского Союза, обслуживая местные клубы, красные уголки. Коллектив разрастался, над ним шефствовал Наркомпрос, выделял педагогов по танцу, мастерству актера.
В 30-е годы ЦП ВОГ организовало гастрольную поездку драмколлектива в Ленинград, Смоленск, Минск, Челябинск, Свердловск, Уфу, Киров и по Волге.
Эти гастроли стали триумфом художественной самодеятельности глухих. Артисты-любители везли с собой “Женитьбу” Гоголя и “Мужайтесь, товарищи” Л.Комелева. Играли спектакли в городских садах, на стадионах, в самых больших помещениях городов. Иногда, по просьбе администрации предприятий, выступали по нескольку раз подряд. За время поездки обслужили 15 тысяч зрителей. В Куйбышеве на одном из спектаклей присутствовало свыше двух тысяч зрителей. Это было прекрасным стимулом к развитию художественной самодеятельности среди глухонемых в стране, и, главное, всерьез заинтересовало ВЦСПС. [7]
Секретариат ВЦСПС отметил положительный опыт московского самодеятельного театрального коллектива глухонемых, который выезжал на гастроли в Ленинград. По решению Секретариата в Центральном доме художественной самодеятельности появилась новая должность - инструктор по работе с глухими, на которую была назначена Е.Н.Минасова. Под руководством опытных педагогов-консультантов из ЦДХС драмколлектив Москвы знакомился с элементарными навыками актерского мастерства по системе К.С.Станиславского.
Летом 1938 года московский драматический коллектив выезжал на гастроли в Киев, Днепропетровск, Харьков, Ростов-на-Дону, Геленджик, Горький, где показал спектакли “Васса Железнова” М. Горького и “Платон Кречет” А.Корнейчука. Спектакли посетило 6100 человек, на каждом присутствовало 20-30 процентов слышащих зрителей. Это также явилось стимулом для развития театральной самодеятельности в провинции.
В 1940 году Минасову и Зворыкина направили на четырехмесячные курсы режиссеров, которые были организованы Центральным домом художественной самодеятельности на станции “Правда” Московской области. На курсы из разных городов приехало около 30 человек.
Все это не могло не отразиться на качестве работы и развитии театрального искусства. В репертуаре Московского драмколлектива появлялись новые названия. Наряду с русской классикой - “Женитьба”, “Свои люди - сочтемся”, “Доходное место” - коллектив играл современные -”Инга” Глебова, “Страх” Афиногенова, “Мой друг” Погодина, “Таня” Арбузова. Из западной классики наиболее удачным был спектакль “Коварство и любовь” Шиллера, о котором много и восторженно писали тогда на страницах столичной прессы.
В годы войны 1941-1945 годов драмкружок по-прежнему работал, ставил пьесы преимущественно военной тематики.

В 1948 году на сцене клуба режиссером-энтузиастом В.Текферд при поддержке и помощи К. Антипова, С. Лычкиной и других впервые был постановлен речевой ( т.е. озвученный) спектакль по пьесе Д.Гоу и А. Д’Эссо “Глубокие корни”. Озвучивала спектакль диктор-переводчик Д.Стопановская. Актеры произносили текст жестами и беззвучной артикуляцией. В те годы такой спектакль был своего рода революцией, и его с восторгом вспоминают все, видевшие его. Он дал начало спектаклям в сопровождении дикторов-переводчиков, с калькирующим жестовым языком (система общения, в которой жесты сопровождают устную речь говорящего). Были выпущены большие постановки: “Дети Ванюшина”, “Любовь Яровая”, “Молодая гвардия”, “История одной любви”, “Разлом”.
О последующих успехах спектаклей можно судить по тому, что драматический коллектив глухих удостоился приглашения стать членом Всесоюзного театрального объединения. То есть любительский коллектив приняли в профессиональное объединение актеров.

В 1957 году по инициативе П.А.Савельева была открыта студия, начала создаваться как бы подготовительная группа для студии, а в 1958 году студия заработала, как методический центр по руководству художественной самодеятельностью. Ее задачи на первых порах были скромные - повышение мастерства студийцев, знакомство с законами театра, с системой К.С.Станиславского. План работы был рассчитан таким образом, чтобы после окончания учебы студийцы смогли стать руководителями художественной самодеятельности глухих. Но первый опыт обучения подтвердил их незаурядный сценический талант. Сам ход развития художественной самодеятельности в обществе глухих, растущее мастерство актеров-любителей, высокие оценки театральной общественности, духовная потребность неслышащих в театре и, наконец, создание собственной материально-технической базы ВОГ - все это закономерно привело к созданию своего профессионального театра. И уже через год студия была реорганизована в театральное учебное заведение по подготовке профессиональных артистов. В 1960 году по инициативе народного артиста РСФСР профессора Б.Е. Захавы над студией взяло шефство училище им. Б.В. Щукина при театре им. Евг. Вахтангова. Под руководством педагогов училища, неслышащие актеры в течение 4 лет проходили профессиональную подготовку по программе одного из лучших театральных вузов страны.
Р.И.Железова, выпускница студии, рассказывает:
“ Административными руководителями студии стали - директор бывшего Московского театра глухонемых, первый председатель ЦП ВОГ П.А. Савельев, М.А. Идзон, Ф.Н.Софиева, В Романовская, уполномоченная ВТО В.А. Маковская. ...
...Истории театра известны случаи, когда отдельные выдающиеся актеры, потеряв слух, не уходили со сцены (А.Остужев). Но обучение театральному мастерству целой группы глухих с детства людей - первый подобный эксперимент. ...
...На администрацию студии, и в первую очередь на В.А.Маковскую, легла сложная задача организации учебного процесса. Первыми преподавателями актерского мастерства были педагоги-энтузиасты из разных московских театров: Е.Панкова, актриса театра “Современник” З.В. Ершова, артист театра им. Вл. Маяковского В.Е. Клеймихин, режиссеры Б. Черкасский, Е. Бломквист, Л. Соболева, Т.Дударева.
Щукинцы надолго связали свою педагогическую и режиссерскую деятельность с Театром: Л.В.Ставская, “пропустившая” сквозь свои руки все пять наборов студентов, “первооткрыватель” молодежных театров Л.В. Калиновский, Т.К. Коптева, чей дипломный спектакль “Золушка” является рекордсменом ТМЖ по количеству сыгранных спектаклей, К.Ясюнинская, М.И. Рапопорт и В.С. Знамеровский, в течение 10 лет возглавлявший художественное руководство театром”.
“Студия набиралась и пополнялась независимо от общеобразовательного уровня абитуриентов. Жюри обращало внимание главным образом на актерские данные, на перспективу универсального результата в подготовке актера и предполагаемые возможности развития личности.
Из всего состава труппы только 12 имели среднее образование и один - высшее. При поступлении в студию перед молодежью была поставлена задача - параллельно с учебой в студии закончить среднее образование в вечерней школе.”

При первом наборе в студию были приняты 29 человек. Это были только москвичи, непременные участники самодеятельности клубов и школ. В процессе учебы произошел отсев - 12 студентов по тем или иным причинам ушли из студии. В 1960 году был произведен второй набор. Конкурс - 360 человек на 20 мест! Набор стал возможен, благодаря постоянной поддержке ЦП ВОГ - его председателя П.К. Сутягина, А.С. Короткова, А.Антипиной и администрации студии, решивших сложный вопрос с жильем и пропиской. А первый выпуск студии состоялся 4 июля 1962 года. 17 глухих юношей и девушек получили профессию актера драматического театра. В 1964 году студию закончили 17 студентов второго набора, в 1970 году - 14, в 1974 году - еще 10 человек.
А вот с пятым набором у нас вышла целая история. Грустная для театра и хорошая для Общества в целом. В 1984 году на базе Театра-студии была создана группа молодежи из 15 человек, которая училась в Щукинском училище. Это был первый опыт группового обучения неслышащих людей в театральном вузе. Требование при поступлении в вуз - иметь среднее образование. Из них предполагали подготовить смену труппе Театра мимики и жеста, от этого зависело его будущее, жизнеспособность. Но, к сожалению, руководитель группы Андрей Викторович Мекке, талантливый и пробивной человек, загорелся идеей создания Института искусств для инвалидов, открыл его и увлек туда всю группу. Дело, конечно, очень хорошее и полезное, но театр лишился новой смены. Та группа распалась и теперь в Институте искусств, который был создан на этой основе, работают 4 человека.

Огромный успех студии убедил Центральное правление в необходимости преобразования ее в профессиональный театр-студию. В 1963 году во Всероссийском обществе глухих на базе первого выпуска создан Московский театр-студия мимики и жеста, первый в стране и в мире театр глухих актеров. Сбылась многолетняя мечта глухих любителей сцены: наиболее одаренные из них наконец-то шагнули из любительского, самодеятельного искусства в профессиональное!
В 1967 году театр переехал в шикарное по тем временам, огромное, оборудованное по последнему слову театральной техники, здание на Измайловском бульваре, 39/41. Из низких тесных помещений на улице Хмелева въехали в хоромы со зрительным залом на 700 мест.
Труппу театра составляют глухие и слабослышащие артисты. Основные задачи театра - приобщение неслышащих к сценическому искусству, повышение культуры глухих.
Признанием творческой зрелости коллектива стало его участие в торжественном концерте в Кремлевском Дворце съездов в честь 50-летия Великой Октябрьской революции. В советские времена это считалось великой честью - там выступали лучшие из лучших.
Большинство слышащих, посещая спектакли Театра, не верят, что актеры не слышат, настолько точны и синхронны их движения и пластика в такт музыке.
Своеобразие театра заключается в сценической выразительности жестового языка и мимики, заменяющих слово. Безмолвная речь актеров на сцене с большим мастерством дублируется актерами-дикторами, поэтому театр представляет интерес и для слышащих зрителей. С гордостью и не без основания считая себя последователями вахтанговской школы, артисты театра способны сыграть и высокую трагедию (“Коварство и любовь” Ф.Шиллера, “Прикованный Прометей” Эсхила, “Ромео и Джульетта” В.Шекспира), и сатирическую комедию (“Восемь любящих женщин” Р.Тома), и остросоциальную драму (“Ночная повесть” К.Хоинского, “Любовь, джаз и черт” Ю.Грушаса), и пантомиму (“Очарованный остров” Е.Харитонова, “Ванька-Встанька, Е.Низового), и музыкальную комедию (“Подвески королевы” В. Соловьева-Седого, “Где Чарли?” Д.Эббота, “Бабий бунт” М.Шолохова). Не остались без внимания и маленькие зрители, для них в разные годы поставлены спектакли “Два клена”, “Одуванчик”, “Золушка”, “Хрустальное сердце”, “Маугли”, “Али Баба и разбойники”...
Расцвет театра пришелся на то время, когда главным режиссером был Виктор Самуилович Знамеровский, а директором - Михаил Абрамович Идзон.
М.А. Идзон руководил строительством здания на Измайловском. До него этот объект стал в ВОГ притчей во языцех: масштабная стройка доведена до развала, шло безоглядное расхищение материалов и средств. За два года М.А. Идзон сумел сделать то, что его предшественникам не удавалось на протяжении пятилетия - сдать здание “под ключ”. Торжественное открытие Республиканского дворца культуры при стечении “всей Москвы” Михаил Абрамович провел уже в качестве его директора. Поначалу на третьем этаже здания располагалось ЦП ВОГ, на втором - Республиканский Дворец культуры, на первом - Театр мимики и жеста. Примечательно, что за все годы директорства Идзона три “медведя” мирно уживались под одной крышей. А стоило уйти Михаилу Абрамовичу на пенсию, а ЦП ВОГ переехать на улицу 1905 года, как начались бесконечные тяжбы между Театром и РДК.
Появление Национального Театра глухих в США и создание украинского театра глухих “Радуга” в Киеве в 1970 году И.А. Сапожниковым - результат положительного примера организации Театра мимики и жеста в Москве.
С большим успехом прошли выступления театра в 1967 году на сцене Варшавского зала конгрессов, в рамках V Всемирного конгресса глухих, и в 1991 году в Японии на ХI Всемирном конгрессе глухих.
В 1973 году по приглашению ЦП ВОГ в ТМЖ приехал актер и режиссер Американского национального театра глухих Бернард Брэгг. Он сыграл роль Гермеса в спектакле “Прикованный Прометей” Эсхилла. С ответным визитом в США через год отправился Михаил Слипченко. Он сыграл роль Сендера в спектакле “Дибук” С.Анского. “Одним их самых знаменательных событий, писала американская газета “Бар энд блю”, - за последние годы в стенах Галлодет-колледжа было выступление Михаила Слипченко”.
Артисты театра Г.Митрофанов, И.Шнейдерман, (ныне живущий в США) и М.Грахова неоднократно награждались дипломами на международных фестивалях мимов (Брно, Швеция, Турция).
Первые зарубежные гастроли театра были в Польшу(1967 год) с показом спектаклей: “Золушка” и “Двенадцатая ночь”, затем последовали гастроли в Болгарию, Югославию(обе - в 1968 году), Чехословакию(1973 год) и другие страны.
О неизменном успехе спектаклей Театра мимики и жеста свидетельствовали многочисленные отклики прессы.
Труппа театра объединяла ярко выраженные индивидуальности и в то же время обладала рядом характерных свойств: широтой творческого диапазона, позволяющей исполнителю с равным успехом играть глубоко драматические и остро комедийные роли, тонким чувством ритма и пластичностью. Эти качества актеров дали возможность включать в спектакли танцы, фехтование и пантомимические интермедии. Большинство актеров и в настоящее время являются гордостью театра: В.Бондов, О.Гарфельд, М.Грахова, Г.Митрофанов, Р. Железова, М. Слипченко и др.
Некоторые артисты, добившись заметного успеха в театре, не остановились на достигнутом. М.Слипченко, З. Соляник (ныне - руководитель театрального кружка в УВК № 1838) и В.Соколов (ныне проживающий в США) закончили режиссерское отделение театрального училища им. Б.В.Щукина, были режиссерами-постановщиками некоторых спектаклей. Ритта Железова закончила театроведческий факультет Государственного института театрального искусства имени А.В.Луначарского, регулярно выступает на страницах журнала “В едином строю” как театровед.
За 1963 - 1997 годы Театр поставил 95 спектаклей советских и зарубежных драматургов, русской и мировой классики, а также специально написанные для него пьесы.
О всех спектаклях рассказать нет возможности. Я остановлюсь на самых ярких.
В 1973 году театр обратился к пьесе азербайджанского драматурга и поэта Ремиза Гейдара “Пульс моей параллели”.
Столкновение мировоззрений Поэта-автора и Летчика из атомного патруля, сбросившего атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки - основной диалог спектакля. По воле автора Летчик оказывается в Нагасаки, знакомится с очевидцами атомной катастрофы. Впечатления от увиденного и познанного в Нагасаки заставляют его по-иному оценить свою жизнь, прислушаться к голосу совести. Режиссеру спектакля В.Знамеровскому за эту постановку вручен диплом 1-ой степени на фестивале “Театральная весна 1974 года”. В 1981 году спектакль был удостоен премии на Первом международном фестивале профессиональных театров глухих в Брно(ЧССР). Актер М.Слипченко получил приз и диплом за лучшую мужскую роль (Поэт). Я, как зритель, до сих пор помню этот спектакль, игру артистов, его декорации, его потрясающую постановку и очень сожалею о том, что наша молодежь его никогда не увидит.
В 1979 году театр поставил Брехта - одного из крупнейших мастеров западной драматургии. Спектакль “Карьера Артуро Уи, которой могло не быть” (режиссер А.Щекочихин) - несомненная удача театра. В нем точное ощущение жанра, брехтовской стилистики, целый ряд блестящих актерских работ - А.Малова, И.Лесникова, заслуженного артиста РСФСР В. Бондова. Но несомненная заслуга в успехе спектакля принадлежит Геннадию Митрофанову, талантливо сыгравшему роль грязного авантюриста Уи. Пожалуй, эту работу можно поставить в ряд лучших ролей, сыгранных им за последние годы. У актера в этом спектакле много творческих находок, и все они подчинены главной цели - развенчать Уи и в его лице безжалостную философию фашизма. Спектакль был удостоен премии на фестивале драматургии ГДР в СССР, а актеру Митрофанову и актеру-диктору Ю.Михайлову присуждены дипломы. Из 10 москвичей ( а в конкурсе участвовали 88 театров Советского Союза) отметили глухого Геннадия Митрофанова и прославленного народного артиста СССР Царева, которого знает вся страна.
В 1980 году молодой московский драматург Э.Федотов специально для театра написал пьесу “Смех и слезы короля комедии” - о жизни и творчестве великого артиста немого кино Чарльза Спенсера Чаплина. О таком материале театр давно мечтал - ведь творчество Чаплина сродни творчеству его актерского коллектива. С постановкой спектакля блестяще справился режиссер Г.Якерсон, решив его в ключе трагической клоунады. Спектакль игрался не на сцене, действие происходило прямо в зрительном зале на выставленных перед амфитеатром подмостках. Они неотделимы друг от друга - Чарльз Спенсер Чаплин и созданный им за долгие годы персонаж Чарли. Они спорят, ссорятся, не всегда соглашаются друг с другом. Но именно к своему Чарли обращается Чаплин в самые трудные минуты жизни, советуясь с ним, прислушиваясь к его мнению. Этот прием позволил выявить истинный драматизм Чаплина-художника в самый сложный период его жизни, связанный с приходом в кинематограф звука, и Чаплина-гражданина, смело вступившего на путь политической борьбы .
В роли Чарльза Спенсера Чаплина - Г.Митрофанов, Чарли - И.Шнейдерман. Две роли - матери и любимой женщины Чаплина Уны - необыкновенно тепло и лирично сыграла артистка театра О.Гарфельд. В ткань спектакля удачно вплелись пантомимические миниатюры из известных всему миру немых фильмов Чарли Чаплина. Они постановлены режиссером театра Евгением Низовым.
Спектакль “Трагик” - о творческом подвиге великого русского артиста Александра Алексеевича Остужева, в молодые годы начавшего терять слух и более сорока лет жизни боровшегося с этим недугом ежедневно, каждый час, каждую минуту. Автор пьесы - Э. Федотов, режиссер-постановщик спектакля - А.Щекочихин, роль Марго исполняла О.Гарфельд, в роли Болезни - М.Грахова.
До сих пор не сходит со сцены спектакль для детей “Маугли” по Р. Киплингу, поставленный в 1982 году режиссером Г.Якерсоном. Яркое, красочное, праздничное зрелище, увлекательное не только для маленького зрителя, но и человека любого возраста.
Все рекорды побил спектакль “Золушка”, на сцене он показывался 1046 раз с 1963 года по 1982 год.
В репертуаре ТМЖ был спектакль-пантомима “Капричос”, поставленный режиссером из Польши Б.Глущаком. На Всесоюзном фестивале польской драматургии за спектакль “Капричос” коллектив театра получил звание лауреата.
Артисты театра - мужественные люди, безгранично преданные своему делу. По-настоящему признанными мастерами сцены за тридцать пять лет стали В.Бондов, М.Слипченко, Г.Митрофанов, О.Гарфельд, М.Грахова, И.Лесников, В.Чебышев, удостоенные высокого звания Заслуженного артиста России. Р.Железовой, Н.Устинову и Н.Чаушьяну за развитие театрального искусства присвоены звания Заслуженных работников культуры.
По-разному складывались их жизненные и творческие судьбы.
Ольга ГАРФЕЛЬД родилась в Москве в семье театралов. С детства отец водил Олю по театрам, - и с самого детства девочка мечтала стать актрисой. Потеряла слух во время войны. И сейчас актриса помнит ужасы бомбежек, в слуховой памяти ее запечатлелся нескончаемый вой пикирующих бомбардировщиков, грохот разбитых домов. В школьные годы была постоянной участницей драмкружка, играла даже мужские роли, т.к. мальчики школы предпочитали играть в футбол. Наверное, оттуда, из школьных годов Ольга принесла в Театр свой дар - полного перевоплощения в своих героев. Ее героиням всегда веришь.
Первый в ТМЖ заслуженный артист РСФСР Василий БОНДОВ в театре со дня его создания. Имея хорошо оплачиваемую работу гравера, он, не раздумывая, расстался с ней ради искусства.
В московский клуб глухонемых Василия в 1946 году привел его товарищ. И надо же было случиться такому, что Бондов сразу попал в водевильную ситуацию. Заблудившись в темном и тесном помещении, запутавшись в каких-то тканях, он увидел светлую щель, высунул голову и очутился на сцене. Там в это время разъяренный М.М.Казанянц метал громы и молнии в адрес одного из участников самодеятельности, который не пришел на репетицию. Мамикон уже собрался выругать невесть откуда свалившегося Бондова, но окинув его профессиональным оком, раздумал ругаться, схватил Василия за руку и велел репетировать роль. Бондов с перепугу делал все, что показывали. Репетировали “Бешеные деньги”, и именно с этого своего первого спектакля Василий на всю жизнь отдал свое сердце Театру. Его роль Прометея в спектакле “Прикованный Прометей” признана лучшей ролью 1974 года на ежегодном фестивале “Театральная весна”. А 14 ноября 1978 года -ему первому из глухих - было присвоено звание заслуженного артиста России. Его наиболее значительные роли - сэр Тоби из “Двенадцатой ночи”, Митрофанушка из комедии Фонвизина “Недоросль”, Прометей в “Прикованном Прометее” Эсхила, Догсборо в “Карьере Артуро Уи...” Ныне он на пенсии.

Марта ГРАХОВА слух потеряла от менингита в семь лет. В Москву приехала по объявлению о наборе в студию в журнале “Жизнь глухих”с подругой, которая и ее подбила поступать. Ирония судьбы - подругу не приняли. И с тех пор Марта без Театра не мыслит своей жизни. Прима труппы. Помимо работы в ТМЖ, снялась в художественных фильмах “Двое” и “Ваш сын и брат”, в документальных фильмах.
Режиссер-постановщик фильмов, известный писатель, лауреат Ленинской премии В.М. Шукшин писал на страницах журнала “Жизнь глухих” :”Марта Грахова обладает замечательным чувством драматического. Это природная актриса, способная “уловить” авторскую мысль и точно передать ее.” За лучшее исполнение главной роли в спектакле “Васса Железнова” М.Горького жюри конкурса “Театральная весна-74” наградило ее дипломом 1-ой степени.
Марта Грахова удачно пробовала себя и в роли режиссера, поставив в 1994 году сложную пьесу Гарсиа Лорки “Дом Бернарды Альбы”.
Геннадий МИТРОФАНОВ. Это имя знают во многих странах Европы - талантливый артист, мим, абсолютно глухой, но с поразительным музыкальным слухом. Родился в семье военного и врача, у самой границы с Ираном - в деревне Порт Ильича на берегу Каспийского моря. Соскучившись один дома, в ожидании мамы, занятой работой, маленький Гена вылез из окна и пошел шлепать по весенним лужам. Результат - болезнь и глухота. Всю жизнь мечтал быть артистом, много умел. Военные, товарищи отца научили его одной рукой играть на рояле “Кобзаря”, в цыганском таборе усвоил, как вращать мяч на указательном пальце. Поскольку глухих в то время в профессиональные артисты не брали, собирался всю свою жизнь связать со спортом. А на досуге, ради развлечения, занимался пантомимой,. А судьба распорядилась по-другому: однажды, будучи в Москве, зашел в ГУМ, чтобы купить спортивный костюм, и недалеко от магазина увидел табличку “Театральная студия ЦП ВОГ”. И все. Спортсмен умер - родился Артист. Снимался во многих фильмах, в частности, в фильме Сергея Бондарчука “Борис Годунов” в роли Юродивого.
Михаил СЛИПЧЕНКО. Родился на Украине, в Кировоградской области, в деревне Поповка, в семье крестьян. Слух потерял в 6 лет после скарлатины. Хотел поступить в физкультурный институт и стать тренером. Участвовал в художественной самодеятельности в Доме культуры глухих Ленинграда. Когда в 1960 году узнал о конкурсе в театральную студию, все бросил и уехал в Москву. Ведущий актер Театра. Как режиссер поставил несколько спектаклей: “Осенняя скука” Н.Некрасова, “Пощечина” Э.Лабиша, “Эх, господа, господа!..” М.Зощенко, “Хрустальное сердце” Л.Устинова и др. . В 1982 - 1983 гг. был директором театра. В настоящее время - главный режиссер Театра мимики и жеста.
Ритта ЖЕЛЕЗОВА - заслуженный работник культуры России, одна из ведущих актрис театра, театровед, первый и пока единственный среди глухих профессиональный театральный критик, руководитель драмколлектива Совета ветеранов труда. Родом из Холмогор, откуда вышел Михаил Ломоносов. Отец погиб на войне. В восемь лет после менингита потеряла слух. Училась в спецшколе в Грязовце. Очень многим обязана своей учительнице Александре Павловне Домаревой. Хотела стать преподавателем физкультуры, после 9-го класса подала документы в Новосибирский техникум, но ее документы, к счастью, не приняли. Пришлось вернуться в свою школу и заканчивать все 12 классов. А потом поступила в театральную студию и с тех пор вся ее жизнь - на сцене. 18 лет ведет драмколлектив Совета ветеранов, который не имеет аналогов в системе ВОГ. Постоянный участник жюри всевозможных конкурсов и смотров.
Николай УСТИНОВ. Однажды во время гастролей после спектакля “Коварство и любовь” за кулисы зашел актер местного народного театра глухих. Он молча расцеловал всех актеров, а перед Устиновым - Президентом постоял, пожал ему руку, наклонился и ... поцеловал ее. Сказал: “Спасибо!” - и ушел. Он плакал. [9]
Вся жизнь Н.А. Устинова связана с искусством. Начинал он токарем на заводе. Но желание стать актером тлело в глубине его души. Глухих в театральные институты не принимали.. Он закончил заочно режиссерские курсы Дома народного творчества. И в 1949 году впервые пришел в художественную самодеятельность как руководитель драмкружка. В 1960 году исполнилось его заветное желание - уже тридцатилетним, обремененным семьей, Николай Устинов стал студентом второго набора студии [27]. Наряду с работой в театре Н.Устинов много лет руководил драмколлективом глухих в Подольске. Он вывел драмкружок в народный театр. Верховный Совет РСФСР в 1991 году присвоил ему звание заслуженного работника культуры.
То же звание получила и его жена Валентина Устинова, непревзойденный гример ТМЖ.
Когда прошла эйфория от открытия первого в мире профессионального театра глухих - встал вопрос, каким ему быть? Театр Показа, Действия или СЛОВА? То есть держать марку уникальнейшего театра со своим глухим зрителем, театра максимально насыщенного действия и речевого лаконизма? Работать на своего зрителя, быть непохожим ни на кого, или соскользнуть на проторенную дорогу, по которой чинно шествуют все?
Как известно, глухих в Москве более 12 тысяч, но театр любят от силы две-три тысячи человек. Не будут же глухие по десятку раз смотреть один и тот же спектакль. Значит, надо работать и для слышащего зрителя, что Театр и сделал.
Здание, в котором располагается ТМЖ, имеет большой зрительный зал на 700 мест. Чем дальше, тем труднее глухому зрителю следить за речью артистов. Спектакль идет, как правило, больше часа и уже на двадцатой минуте зритель устает напряженно смотреть на сцену. В свое время было очень много споров - как говорить актеру? Театр мимики и жеста, не заигрывая ни с тем, ни с другим зрителем, мучительно преодолевал трудности, экспериментировал вновь и вновь. Режиссеры театра, с целью приблизить актеров к зрителям, в некоторых спектаклях ставили актеров далеко впереди занавеса, даже на подмостках, выдвинутых в зал. Но это все равно не решало проблему. Может быть, ТМЖ мог бы решить проблему речевых спектаклей на малой сцене с небольшим зрительным залом, как это было сделано при Н.С. Чаушьяне, но, увы, началась перестройка, бешеный рост цен и теперь у Театра главная проблема - финансовая.
Длинные монологи, особенно при нечеткой жестовой речи или неясной артикуляции - гибель для спектакля, рассчитанного на глухого зрителя. Все режиссеры, работавшие в театре, были слышащими, они творили, создавали спектакли и на слышащего зрителя. Конечно, были и глухие режиссеры, но они пошли той же дорогой. Ни у кого не хватило смелости решиться поставить спектакль именно для глухого зрителя, конечно, с учетом заинтересованности слышащего, сохранить свою уникальность. Это сказано не в упрек глухим режиссерам - в те времена за новаторские приемы можно было вылететь с работы, если не хуже.
Мне, глухой, всегда было странно наблюдать, как артист, стоя или сидя спиной к говорившему, в нужный момент оборачивался и вел диалог. Иногда диалог велся спинами друг к другу. Честно признаюсь, в такие моменты я постоянно отвлекалась от действия на сцене и искала того, кто бы мог подать артисту знак вовремя оборачиваться или говорить нужные реплики. Зачем нужна такая искусственность? Такие примеры можно перечислять без конца.

Литература:
1. А.Базоева “Неповторимая Ритта”. Журнал “В едином строю”, 1994, №7.
2. Н.Балашова. “Когда занавес поднят”. Журнал “Жизнь глухих”. 1971 г.№ 3.
3. Бюллетень российской конференции глухонемых. 4-5. 1921.
4. ”В строю едином”: Коллективный сборник. М.: Сов. Россия, 1988. Стр. 51 - 68.
5. Всероссийское общество глухих. История. Развитие. Перспективы. Л.: ЛВЦ, 1985.
6. А.Дерюгин, Р.Железова. “Слухи о нашей смерти сильно преувеличены или о том, как живет Театр мимики и жеста”. Журнал “В едином строю”, 1990, № 9.
7. Р.И. Железова “Рука путеводительница к разуму”. 1978.Дипломная работа. В рукописи.
8. Р.И. Железова “Заслуженный артист республики”. Журнал “В едином строю” 1980 г. № 2.
9. Р.И.Железова “Чтобы мечты сбылись” Журнал “В едином строю”, 1978, № 12.
10. Журнал “В едином строю” ( “Жизнь глухих”) за 1957-1996 гг.
11.Г.Л. Зайцева. Дактилология. Жестовая речь. М.: Просвещение, 1991.
12. И.Львов. “Студентки”. Журнал “В едином строю”, 1978, № 3.
13. Е.Н.Минасова “Тридцать лет в художественной самодеятельности глухих”. В кн. “30 лет ВОГ” Сборник статей. М.: КОГИЗ, 1957.
14. Е.Н. Минасова. “Растут таланты”. Журнал “Жизнь глухих”, 1957, № 8.
15. “Многоголосье тишины: Из истории глухих России”. М.: “Загрей”, 1996.
16. “Многоцветье “Радуги””. Журнал “Жизнь глухих”, 1970, № 10.
17. “На одном языке говорим” Журнал “В едином строю” 1995, № 2
18. “Первый председатель”. Воспоминания, документы. Составители: Д.Л.Гинзбургский, П.Ф.Исаев, И.Е. Рубин. Л.: ЛВЦ, 1990.
19. А.Б.Славина “Ломать - не строить” Газета “Маяк” № 9(180), август, 1997.
20.Словарь иностранных слов. М.: Рус. яз., 1988.
21. Ал. Софронов. “Актриса”. Журнал “В едином строю”, 1975, № 3.
22. В.Сунгарин. “Мастер пантомимы”. Журнал “Жизнь глухих”. 1958 г № 7.
23. В.Сунгарин. “Призвание”. Журнал “Жизнь глухих” 1958 г. № 9.
24. П.В. Сытин. Из истории московских улиц. М.: Мос. рабочий, 1958.
25.“Театр мимики и жеста”. Составители: Железова Р.И., Яскевич Л.Л. Ленинград, ЛВЦ. 1983.
26. “Театр глухих и для глухих: (Противоречия, проблемы, поиски).” Под редакцией А.В. Мекке. Ленинград, ЛВЦ. 1989.
27. Т.Тукузова. “Николай Устинов: его жизнь в искусстве” Журнал “В едином строю”, 1991, № 10.
28. “30 лет ВОГ” Сборник статей. М.: КОГИЗ, 1957.
29. Н.С. Чаушьян. “Время железных дверей”. Газета “Маяк”, 1997.
30. Н.С. Чаушьян “Не закрывайте двери в завтра”. Газета “Маяк”, 1997.